War Thunder Онлайн-игра: боевая авиация, бронетанковая техника и флот разных периодов

Информация
Новости сайта pro-tank.ru

FeedBurner

Твиттер - pro-tank.ru

Три стратегические направления - танки, БМП, БТР
pro-tank.ru   

Олег Бочкарев: Будет огромный рывок в этой технике

БронетехникаСухопутное вооружение является очень сложной системой. Она только тогда живет, работает, решает свою задачу, когда она система. По бронетанковой технике сегодня существует три стратегических направления - это танки, БМП, БТРы. Об этом в эфире радиостанции "Эхо Москвы" сообщил заместитель председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Олег Иванович Бочкарев, который также сказал: "Будет огромный рывок в этой технике, потому что мы меняем практически за 5 лет… Мы начали эту работу в 2011 году, в 15-м году появляются новые машины, которые заменяют весь парк бронетанковой техники. У нас такого не было никогда даже в рамках Советского Союза...".

О.И. Бочкарев сказал, что у нас есть техника, которая по сегодняшним требованиям является современной. Есть техника, которую мы создаем и в 15-м году будем ставить на вооружение по наиболее высоким характеристикам. И есть определенные планы модернизации после 2015 года этой техники.

В программе "Арсенал" радио "Эхо Москвы" с заместителем председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Олегом Ивановичем Бочкаревым беседовали ведущие Сергей Бунтман, Анатолий Ермолин, Александр Куренной.

Сергей Бунтман Анатолий Ермолин Александр Куренной
Сергей Бунтман
первый заместитель главного редактора радиостанции "Эхо Москвы"
Анатолий Ермолин
ветеран группы спецназначения "Вымпел", подполковник ФСБ в запасе
Александр Куренной
журналист, член Общественного совета при председателе Военно-промышленной комиссии

Ниже приведены ответы на некоторые вопросы. Текст полностью вы можете прочитать на сайте Радио "Эхо Москвы"

Олег Иванович, у Военно-промышленной комиссии в этом году юбилей. Будет послезавтра конференция, посвященная этому. Есть ли какие-то победные реляции в хорошем смысле этого слова? Есть ли о чем доложить, какие-то свершения? Вы указали два взрывных этапа роста и развития нашей оборонки. Стоим ли мы сейчас на пороге третьего?

Мы уже находимся в этом процессе. Старт был дан в 2011 году, вот эта 10-летняя программа перевооружения нашей армии, которая оценена как более 20 триллионов рублей. Прошло два года - 2011 год и 2012 год. Есть первые результаты. Есть первое понимание, как мы стартанули. Есть понимание каких-то недочетов, каких-то ошибок, нестыковок, которые объективно имеют место быть. Но есть оптимисты, а есть пессимисты. Что такое пессимист? Он говорит: "Стакан наполовину пуст". А оптимист говорит: "Нет, он наполовину заполненный". Мы должны быть где-то посередине. Потому что нельзя посыпать волосы пеплом, что всё плохо. Это неправда, это не так. И в то же время нельзя заниматься шапкозакидательством, что мы всё сделаем, всё выполним, вопросов никаких у нас нет. Поэтому мы хотим на этой конференции, помимо того, что у нас есть памятные даты, юбилейные даты, поговорить о нашей работе, о наших результатах, дать оценку пройденного пути, этих двух лет реализации ГПВ до 2020 года, наметить новые задачи, каким-то образом скоординировать наши действия.

Мы приглашаем наших ветеранов на это мероприятие, чтобы те люди, кто ковал щит нашего государства, которые сделали подвиг в то время, когда они жили, мы хотим и перед ними держать ответ и показать, что мы сегодня делаем для этой задачи, их слово услышать, в конце концов. Потому что ветераны за словом в карман не полезут, не будут приглаживать ситуацию, они будут принципиальны, прямолинейны в своей критике. Вы знаете, что в рамках конференции у нас будет три системных доклада. Первый доклад сделает Рогозин Дмитрий Олегович по всему спектру актуальных вопросов развития оборонно-промышленного комплекса, и два системных содоклада Министерства обороны, министр обороны будет докладывать. И со стороны промышленности – Министерство промышленности и торговли. Вот эти три системных доклада – это будет некий стержень, некая основа, чтобы мы сделали новый шаг, наметили новые планы на следующий период нашей деятельности.

А есть ли какие-то приоритетные проекты, такие как "Армата", концерн "Калашников". Дмитрий Олегович рассказывать про новые машины, такие как "Тигр". Что еще?

Сухопутное вооружение – это очень сложная система. Она только тогда живет, работает, решает свою задачу, когда она система. Если что-то только одно вы выделяете и считаете, что надо, допустим, заниматься средствами ПВО, или только заниматься танками, или только БТРами, или только стрелковым оружием, вы будете побеждены. Такого не бывает. Это система, которая включает в себя систему противовоздушной обороны, ближней зоны. У нас сегодня здесь есть очень хорошие результаты, наши комплексы "Тор", "Бук", "Панцирь" сегодня соответствуют современным требованиям, за ними иностранные государства стоят в очереди. У нас контракты расписаны вперед на 5-6 лет.

Следующая составляющая - это бронетанковая техника. Да, у нас сегодня три стратегических направления, это танки, БМП, БТРы. Будет огромный рывок в этой технике, потому что мы меняем практически за 5 лет… Мы начали эту работу в 2011 году, в 15-м году появляются новые машины, которые заменяют весь парк бронетанковой техники. У нас такого не было никогда даже в рамках Советского Союза. Колесная бронированная техника. Вы видите, как сегодня очень динамично развивается мир, вы видите по телевизионным картинкам - Афганистан, Ирак, - очень много колесной бронированной техники.

У нас тоже есть "Тигр", "Каратель".

У нас есть такая техника. Есть техника, которая современная по сегодняшним требованиям. Есть техника, которую мы создаем и в 15-м году будем ставить на вооружение по наиболее высоким характеристикам. И есть определенные планы модернизации после 2015 года этой техники. Следующая компонента очень важная – это боеприпасная промышленность. Вы, наверное, слышали все эти истории, когда Министерство обороны занимало последние 3-4 года неправильную позицию, оно не закупало боеприпасы. А это самый главный расходный материал любой войны. Сегодня ситуация изменилась – Министерство обороны повернулось в сторону заказов по боеприпасам. И уже в 2013 году очень существенные цифры Минобороны направит на закупку этой компоненты.

Тут очень важно, в чем смысл закупок новых боеприпасов. Общее мнение - их столько везде, столько складов, и с ними всё время что-то случается, притом не понятно, куда их девать. В чем принципиальная задача закупки новых боеприпасов?

Нам нужны высокоточные боеприпасы. Те запасы, о которых вы говорите, это накопленные запасы прошлых десятилетий. У нас даже на складах есть отдельные виды боеприпасов, которые были произведены до 1941 года.

Тут встает вопрос об их утилизации.

Вот. Поэтому тот образ войны, та система, которая была, это много боеприпасов, это большая плотность огня, которая позволяла достигать победы на поле боя. Сегодня другая задача, другая история. Нам нужно меньше боеприпасов, но они должны быть высокоточные.

Меньше, но не те, которые есть.

Да. Поэтому проблема накопленных запасов – это очень болезненная тематика. Вы видите эти запасы, их уровень сохранности. Время приводит к тому, что мы имеем очень много несчастных случаев подрыва наших арсеналов, складов, где погибают наши военнослужащие. Это всё очень печально. Но надо пережить этот этап времени. Сегодня уже пришел в нормальное русло процесс утилизации боеприпасов, когда сама промышленность, которая произвела их когда-то в свое время и положила на склад Министерства обороны, сегодня эти боеприпасы возвращаются опять в эту промышленность. И мы делаем такие технологии, которые позволяют их разбирать.

А с тех пор не забыли, как это делать?

Нет, мы ничего не забыли, все чертежи есть, все технологии написаны. Поэтому вопрос утилизации поддержан государством, на эту задачу до 2020 года выделен не один десяток миллиардов рублей. Мы рассчитываем на то, что приведем эту компоненту в нормальное состояние. Плюс сегодня Министерство обороны очень серьезно наводит порядок на складах, там, где хранятся боеприпасы. Строятся новые склады, новые инженерные сооружения, система безопасности, которая отвечает современным требованиям, куда придут высокоточные боеприпасы. Поэтому раньше было сто боеприпасов, теперь нам надо один.

Главное – не хранить в одном месте. Этой темой я профессионально как журналист занимался. Проблема даже не в том, как перерабатывать. Есть огромное количество боеприпасов, которые перенести нельзя. В Ижевске горело – там были очень профессиональные офицеры, супер-офицеры, и иногда сам подрыв происходит, когда поднимает человек, очень грамотно, но всё равно взрывается.

Мы понимаем эту проблематику. Поэтому у нас две технологии. Первая технология – это вывоз боеприпасов на предприятия, которые их производили раньше и которые занимаются утилизацией. Вторая – это утилизация на местах хранения, так называемые передвижные пункты утилизации. Эти технологии есть. То, что нельзя возить, чтобы не допустить несчастных случаев, мы утилизируем на складах.

Олег Иванович, у меня такая супернародная тема была, самая главная тема последних дней, самая народная - это сообщение о том, что исторически ценное оружие будет продаваться, передаваться в музеи, не только утилизироваться. Музеям, частным коллекционерам. Мне такая идея нравится.

Если касаться запасов стрелкового оружия, на складах Министерства обороны находится не один десяток миллионов единиц стрелкового оружия. У нас на складах еще лежат винтовки Мосина.

И в хорошем состоянии?

И в хорошем состоянии. Кстати, эта винтовка очень сильно востребована, это раритет, который имеет очень большую ценность среди коллекционеров. И сегодня промышленность имеет технологии, когда она винтовку Мосина переделывает в хороший карабин для охотников.

Это же ценно просто как плод мысли и промышленности, это же историческая ценность в таком виде, как она была.

Запасы, которые у нас есть, их настолько много, что коллекционеров намного меньше. И даже если мы всем коллекционерам раздадим, у нас еще останется очень много этого оружия. Поэтому вопрос утилизации старого стрелкового оружия – этот механизм сегодня существует. Мы поставили перед собой и перед промышленностью задачу, что мы должны снизить этот запас накопленного, уже неконкурентоспособного оружия. Оно именно раритет, оно история. Но этим оружием воевать нельзя. Поэтому нам нужно сегодня создавать новое оружие. Вы знаете, что у нас в рамках ВПК существуют различные советы по разным направлениям: по авиастроению, кораблестроению, космонавтике, по сухопутным вооружениям. Мы очень большую работу проводим по созданию экипировки бойца. Для бойца автомат, оружие, винтовка – это очень важный элемент, но это только один из элементов. Нам нужно бойца защитить – это бронежилет, это бронешлем; нам нужно ему дать связь – это радиостанция; нужно предоставить информацию, где находится противник, где находятся собственные дружественные силы, - это автоматизация, это управление; обмундирование, удобная одежда, непромокаемая, чтобы в холод было тепло, в жару – прохладно.

И чтобы при этом всё это тонну не весило.

Да. Плюс сегодня боец становится очень энерговооруженным: бинокль с электроникой, прицел с электроникой, радиостанция – это энергетика. У нас проблема сегодня: сколько же нужно бойцу дать электроэнергии, чтобы он мог это всё обслуживать. Это тоже сложный вопрос. Мы же не можем большую аккумуляторную батарею от автомобиля таскать за бойцом. Поэтому это очень сложный процесс, и он комплексный.

Олег Иванович, мы пытаем главных конструкторов на эту тему. А вас хочется попытать по общим вопросам. Были две ключевые проблемы ВПК: это проблема загруженности заказами предприятий… Много ли у нас сейчас остается предприятий, которые вы не сможете загрузить заказами? А вторая тема – это ценообразование. Не случайно, что было много конфликтов, когда изделие делается, делается, потом вдруг те, кто его делают, говорят: материалы выросли в цене, будет стоить не 10 млрд., а 25. Остаются эти проблемы?

Проблема загрузки. Сегодня темпы роста государственного оборонного заказа ставят промышленность в ситуацию, когда будет очень тяжело выполнять данные темпы. Поэтому мы сегодня видим ситуацию не недозагруза, а перегруза той промышленности, которая у нас сегодня работает. Конечно, она не размазана для всех. Те предприятия, которые в силу истории сегодня уже настолько устарели, настолько они недееспособны, настолько они не конкурентоспособны, что они сегодня не выполнят задачи по производству новой техники. И мы сегодня будем модернизировать не всех стопроцентно. Мы только выбираем тех, кто самодостаточен, и именно эти предприятия будут местом, куда будут приложены государственные деньги. Сегодня у нас 1300 предприятий в оборонке. Я думаю, задачу будут выполнять около тысячи предприятий. История будет немножко сжимать этот промышленный сектор, оптимизировать его. И этому сегодня поможет интеграция, создание интегрированных структур. Их сегодня уже более 60-ти. Я думаю, через 2-3 года мы выйдем на цифру около 80 интегрированных компаний в оборонно-промышленном комплексе.

Ценообразование – второй вопрос. Конечно, это негоже, когда роль государства, чтобы оно в ручном режиме всё сводит, для того чтобы два субъекта хозяйственной деятельности – заказчик (Министерство обороны) и исполнитель (промышленность) находили вопрос коммуникации по цене. Это неправильно. Для этого ВПК утвердила в конце года правила методики ценообразования на НИОКРы, серийные поставки и сервисное обслуживание. Вы знаете, что в конце года принят закон о государственном оборонном заказе, где мы прервали эту неправильную цепочку событий, когда у нас была только одна цена, твердо фиксированная. Сегодня уже три вида цен: твердо фиксированная, цена, возмещающая издержки, и ориентировочная цена. Это позволяет сегодня расшивать очень многие проблемы согласования цены. Тот же НИОКР. Мы только начинаем разрабатывать новое оружие. Ну как ему можно дать твердо фиксированную цену? Мы еще не знаем, какие решения заложит главный конструктор, какие материалы нам понадобятся для достижения этих характеристик. Сколько это будет стоить, не известно.

Поэтому мы считаем, что новый закон позволит нам сегодня более гибко обходить эти сложные проблемы. А в целом ведь цена – у нее две части. Это прямые затраты, их очень легко считать: трудоемкость, материалы, энергетика. А второе – это накладные расходы. Это зависит от того, насколько эффективно работает предприятие, насколько эффективный менеджмент, какие накладные расходы. Как у нас - один с плошкой, а семеро с ложкой. Так нельзя работать. Конечно, накопленные проблемы не решаются в один день. Но главный конфликт в цене – это объем накладных расходов, которые включаются в стоимость готовой продукции. Вот тут главная дискуссия и главный спор между заказчиком (Министерством обороны) и промышленностью. Заказчик, естественно, не хочет платить лишние деньги за излишнюю инфраструктуру, за излишнюю навеску, а промышленность - сегодня ей нужно реформироваться, ей нужно менять способы, методы управления, оптимизировать свою деятельность, чтобы убирать все лишние звенья, чтобы предложить лучшие условия своему заказчику и показать, что эти деньги идут именно для создания оружия именно для заказчика. Поэтому здесь мы работаем, как правило, над нормативно-правовым полем, создаем те правила, которые позволяют одинаково трактовать методику расчета цены и Министерству обороны как заказчику и промышленности как исполнителю заказа.

А методики сами пишете или подсматриваете?

В Советском Союзе были написаны замечательные методики. Вообще, само планирование хозяйства – это основа основ. У нас очень большие заблуждения, что якобы рыночная экономика – это некий такой (неразборчиво), который регулирует что-то. Это неправильно. Капитализм – это такое же жесткое планирование, как и социализм был. Поэтому сегодня при создании этих методик мы, конечно, обращаемся и к определенному заделу, который был раньше, и сами пишем сегодня методики. Пишут специалисты ВПК, пишут специалисты Министерства промышленности и торговли, пишут специалисты Федеральной службы по тарифам, пишут специалисты, которые разбираются в этом вопросе в Министерстве обороны.

Олег Иванович, большое вам спасибо. Сегодня в разговоре нам были рассказаны и общие, и очень важные конкретные вещи. Спасибо. Всего доброго.

Спасибо вам.

 

Мини-навигатор
по сайту
Танки первой мировой
Танки СССР Второй мировой войны Вермахт Танки союзников СССР во Второй мировой войне - США, Англия, Франция, Польша Танки Италии, Японии, Чехословакии
Танки после войны
Танки мира
Про танкиСодержание
Танковый биатлон

Читайте в блоге pro-tank.ru

Парад Победы 9 Мая 2015 года
Парад Победы 9 Мая 2015 года
Военный парад в Москве – один из самых масштабных за всю историю парадов на Красной площади Военные парады и массовые шествия...
Первая совместная тренировка парада в Санкт–Петербурге
Первая совместная тренировка парада в Санкт–Петербурге
Тяжелой гусеничной техники не было на Дворцовой площади с 1956 года По Дворцовой площади 30 апреля 2015 года в едином строю...

Новости


Популярные новости


Главная Страница Контактная Информация Поиск по сайту Контактная Информация Поиск по сайту